Эскалация в Карабахе и выборы в Армении: новый «апрель» не за горами

Азербайджанская сторона сегодня, 7 февраля, отказалась выводить мониторинговую миссию ОБСЕ на передовые позиции в зоне карабахского конфликта. Достигнутую ранее договоренность по поводу наблюдения за ситуацией на линии соприкосновения фактически не удалось реализовать. Подобные действия официального Баку уже не являются чем-то экстраординарным, таких провальных мониторингов за эти годы было множество. Однако если рассмотреть случившееся в контексте последних событий, то тенденции вырисовываются весьма тревожные.

Начиная с конца декабря по всему периметру армяно-азербайджанской границы и карабахско-азербайджанской линии соприкосновения имеет место рост напряженности. Началось все, напомним, с неудачной азербайджанской диверсии, в ходе отражения которой, тем не менее, погибли трое армянских военнослужащих. С противоположной стороны погиб один солдат. На следующий день армянское министерство обороны сообщило о проведении карательной спецоперации, заверив, что противник потерял в ходе неё 5 военнослужащих убитыми.

Еще одна диверсионная попытка была предпринята 3 февраля, увенчавшись для азербайджанской стороны новыми потерями — один убит, еще один взят в плен. Несмотря на это, Баку, очевидно, отказываться от агрессивных действий не собирается.

Примечательно, что новый виток эскалации происходит в преддверии возможной встречи глав МИД Армении и Азербайджана на полях Международной конференции по безопасности в Мюнхене. На пресс-конференции 31 января глава МИД Армении Эдвард Налбандян заявил, что не против такой встречи, однако, не исключил, что к тому времени Баку «выкинет очередной номер». Прошло 3 дня, и «очередным номером» оказалась новая попытка диверсионной вылазки.

На этом фоне весьма странным выглядит поведение официального Еревана. Как известно, в скором времени в стране пройдут выборы в Национальное собрание. В канун выборов политическое поле республики напоминает большой восточный базар, где все мало-мальски значимые политические силы и фигуры заняты куплей-продажей проходных мест в пропорциональных списках. Торг этот тщательно «заглушает» собой все сообщения о гибели армянских военнослужащих в зоне конфликта.

Нынешнее состояние дел во многом напоминает ситуацию в декабре 2015 года, когда фактически под залпы артиллерийских орудий в Карабахе власти Армении проводили конституционный референдум. Масштабных боевых действий тогда удалось избежать в результате встречи в Берне Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева. Однако спустя три с небольшим месяца, 2 апреля 2016 года, Азербайджан иницировал беспрецедентные с момента подписания Бишкекского перемирия военные действия. По иронии судьбы или по умыслу, нынешние выборы в Национальное собрание Армении назначены на 2 апреля. И, несмотря на протесты ряда общественных и политических сил и требования перенести дату выборов, власти Армении отменять данное решение пока не собираются.

Помимо избирательных процессов в Армении, которые часто использовались Азербайджаном для очередной провокации в зоне конфликта, в пользу возможного обострения говорит и экономическая ситуация в самом Азербайджане. Девальвация маната, падение цен на энергоносители и реальная опасность социального бунта вновь могут вынудить Алиева разыграть «карабахскую карту», спекулируя фактором «внешней угрозы».

Властям Армении в этих условиях следовало бы принять действенные меры по модернизации армии, решению проблем миграции и укреплению обороны приграничных населенных пунктов. Апрельская, так называемая «четырехдневная война» выявила массу проблем и недочетов, связанных как с оснащением армии современными средствами, коррупцией, так и неэффективностью госуправления в целом. Принятые меры изначально были половинчатыми. Основные виновники продолжают сидеть на своих должностях. Полетели головы офицеров лишь среднего и младшего звена.

А произошедшая спустя считанные месяцы смена правительства в Армении была, скорее всего, ответом на захват в июле прошлого года вооруженной группой «Сасна црер» («Сасунские храбрецы») полка ППС полиции в Ереване. Новое правительство, по заверениям Сержа Сарсяна, должно было устранить эти недостстки и запустить процесс кардинальных перемен. За сменой правительства начался процесс «ребрендинга» в самой правящей Республиканской партии. При внимательном изучении этих процессов, однако выясняется, что «ребрендинг» этот, и правительственный и партийный — элементарная смена ролей внутри правящей когорты. Система остается прежней, меняются лишь имена и лица. Более того, под покровом мнимого политического конфликта между бывшим и нынешним президентами — Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна происходит банальное слияние их команд. Остальные фигуры и карликовые партии призваны обеспечить массовку в этом масштабном спектакле и создать фасад демократичности и плюрализма.

В этом смысле, рассчитывать на то, что декларируемые политические реформы способны привести к реформам экономическим и социальным, что позволило бы в числе других задач модернизировать и вооруженные силы, не приходится. А значит и ждать новых обстрелов и прокаций в Карабахе с многочисленными жертвами недолго. Апрель, как известно, не за горами.

Ответить